Все материалы

Я идиот! Серия рассказов о бизнесе. Рассказ второй. Почему Ваши публичные выступления не помогают тем, кто их слушает?

Закрывая дверь офиса, Иван ощутил жужжание во внутреннем кармане, и тут раздалась мелодия звонка, это было совсем некстати.

На улице стоял мороз около 30 градусов ниже нуля, дверь, косяк которой был заметен снегом, никак не хотела плотно прилегать, и приходилось ее пихать всем своим тощим телом, а тут еще и этот звонок.

Скрипнув зубами, он бросил дверь, снял вязаные перчатки и начал процедуру подпускания холода к своему, хранившему тепло офиса, телу. Кнопки, молния, пуговицы пиджака, карман, и вот он жужжащий и орущий во весь голос телефон оказался в руках. Пока морозящее нечто принялось залезать во все складки и проемы его одежд, Иван поднес телефон к уху, даже не попытавшись посмотреть, кто же его там беспокоит.

Але?

Здорова, не отвлекаю? – спросил его незнакомый голос — Это Виктор, есть дело, ты еще в офисе?

Да — ответил Иван, к его удивлению его же ответ прозвучал весело и бодро, а не недовольно, хотя было уже поздно, и говорить на улице было мерзковато, нос уже хлюпал от мороза и в расстегнутую одежду задувал мерзкий ветер.

Я подъеду минут через 10, дождешься? — спросил голос на том конце трубки.

Да, конечно, жду – прозвучал бодрый ответ, снова вызвавший недоумения говорившего.

На этом разговор был закончен. Иван стоял расстегнутый, но ему вдруг перестало быть холодно, будто он хряпнул грамм 100 коньяка, появилась бодрость и интерес, а усталость и желание ехать скорее домой куда-то пропали.

Иван открыл дверь, включил свет и пошел в свой кабинет в ожидании чего-то, как будто ребенок, ждущий подарка от деда мороза. Коллега приехал минут через 15 и с порога, не раздеваясь, начал брать быка за рога:

Я тут затеял собрание для менеджеров и руководителей близлежащих компаний, некоторые согласны и привезут сотрудников в субботу. Так вот очень бы хотелось не только видеть тебя с твоими подопечными, но и насладиться твоим выступлением. Думаю, ты будишь не против? – быстро проговорил Виктор

Предложение прямо сейчас поехать в сауну с мальчиками, произвело бы значительно меньшее ужасное удивление, чем та фраза, которую он сейчас услышал. Да он был на виду, да он делал хороший продажи, он даже считал, что его утренние собрания иногда суперские, но подготовить выступление перед чужими людьми это было, что-то из разряда полета в космос.

Одна часть его сознания представляла его Гагариным на красной ковровой дорожке, улыбающегося и гордого собой, а другая, и надо признать намного большая часть его мозга, рисовала пленного немца, идущего в лохмотьях по красной площади, того самого неудавшегося победителя с опущенным взглядом и пониманием своего поражения.

Он никогда в жизни не выступал на подобных мероприятиях, он всегда был слушателем, внимателем и ценителем чужого ораторского творчества. По какой-то причине за всю его карьеру ему так и не пришлось выступить на многочисленных мероприятиях, то ему не предлагали, то он отказывался, говоря, что он типа скромный и не достоин всеобщего внимания.

А тут тот самый Виктор, тот самый соперник, которого он мечтал победить во всем, кого жаждал обогнать на всех дорожках и тропинках, кого хотел придушить, как Отелло Дездемону, именно этот ненавистный ему выскочка предлагает выступить на суд нескольких компаний. Такой вызов он не мог не принять.

«Но как признаться, что он боится, как сказать, что он не умеет этого делать, как попросить помощи в этом? А тема? Какую он мне придумал тему?» – судорожно думал Иван и, пытаясь это делать, как можно спокойнее и вольготнее сказал: — А тема то, какая?

«Ошибки руководителя в наборе персонала» – сказал Виктор и добавил – Сам подготовишь выступление или вместе подумаем?

Иван обрадовался этому предложению, как глотку воды в жаркий день, но почувствовал какой-то подвох, не понимая какой, и не успевая обдумать это предчувствие, он произнес:

Да, думаю вместе, хотелось бы узнать твое мнение по этому вопросу.

По какому вопросу? — с удивлением спросил его коллега по цеху прямых продаж.

Как по какому? По теме «Ошибки руководителя» — уверенно сказал Иван, но тут понял, что попался как ребенок, что сам выдал то, что хотел скрыть, спрятать и покраснел.

Он не понимал в чем он не прав, что сказал не то, но понимал, что попался. Это было чувство шпиона, который на допросе косвенно себя выдал, сам не понимая где и в чем. Это был провал, провал всей его напыщенности и непринужденности. И он покраснел еще больше.

Ну, ты придурок! — заржав в полный голос, выдавил из себя Виктор — При публичном выступлении не важна тема, а важно само выступление. Эту тему ты слышал и читал сотни раз. Эта тема разбиралась на тренингах 1000 раз и о чем говорить, ты знаешь, а они знают что услышат.

И немного помолчав, Виктор добавил: — Но я так понял, что ты не знаешь, КАК говорить, и они не разу не УЧАСТВОВАЛИ в твоем выступлении. Я именно в этом и хотел тебе помочь, ведь я не хочу, что бы люди приехали в субботу просто услышать твои мысли или прочитать энциклопедию, им не так важна просто информация им важно, уехать с искоркой, из которой возгорится пламя, а не с буквами и цифрами твоего научного доклада.

Слова Виктора обжигали, как огонь, но он не умолкал: — Вот что ты помнишь с последнего всеобщего собрания? — продолжал он – Какая информация тебе запомнилась? Или наоборот, КОГО ты помнишь с последнего собрания, какие ассоциации?

Иван задумался. Он попытался найти в запыленных архивах памяти темы выступлений на региональных собраниях диллеров, ту информацию, которую им давали, но в голове всплывали только общие фразы, которые он и без собраний знал и помнил, но зачастую не применял. Причины не применения были разные, то лень, то мысли о том, что и так сойдет, то простая забывчивость.

Это были просто знания, которые хранились, как в куче наваленных книг, для того, чтобы добраться до этих знаний, надо было сначала все это перелопатить и каталогизировать, чем, естественно, никто не занимался.

А вот попытка вспомнить выступавщих, привела к другим мыслям, скорее не мыслям, а ассоциациям, да именно ассоциациям. Были лекторы, говорившие «о пользе сна», их имена он даже не вспомнил, хотя хорошо их знал, он просто не вспомнил того, кто конкретно из них выступал именно на последнем собрании, а кто на предпоследнем.

Но были и те, кого он вспомнил тут же, а главное, вместе с воспоминанием — ораторов, всплыло то, что можно сравнить с последствиями хорошей рекламой, всплыло что-то такое, что сидит, как неразорвавшаяся граната, в недрах мозга до той поры, пока не увидишь рекламируемый товар в магазине и тут ВЗРЫВ. Вот оно, надо купить.

Эти ораторы посеяли в мозгу информацию так, что она применяется тогда когда надо, а не является очередной версией детектива Данцовой, который вроде и читал, а вроде и хрен вспомнишь через полгода, чем там все кончилось.

Он всегда понимал эту разницу, но никогда не мог ее сформулировать так просто, как сейчас. Эта разница была настолько простой и наглядной, что не надо было ходить на курсы понимания разницы, она была очевидна.

Одно выступление дает информацию и на этом мысль заканчивается, а другое впихивает нужные мысли в те участки мозга, которые отвечают за реальные действия и когда в этой информации есть нужда, именно то, КАК она была преподнесена, заставляет мозг ее использовать.

Чувство соперничества, так сильно активизировавшееся всего 30 минут назад, куда-то спряталось и выставило белый флаг.

Почему такие простые истины, такие элементарные вещи, которые Виктор рассказывал, как принципы владения ложкой или вождения автомобилем, не приходят мне в голову? Почему я не могу их понять сам, почему он их знает как «Отче наш», а я нет? Такие мысли заполнили мозг Ивана, но говорить об этом он не стал. Собравшись и глубоко вздохнув, он виновато сказал:

А когда мы сможем обсудить это поподробнее? Мне хотелось бы, что бы ты мне помог. Я хочу научиться готовить хорошие выступления, я хочу расти профессионально. Я хочу развивать свой бизнес!

Давай завтра подскочу часиков в 10, заместитель подменит, а мы тут с тобой покумекаем, лады? – сказал Виктор, улыбнулся и, помахав рукой на прощание, пошел на улицу.

Иван остался в офисе. Он сидел за своим столом и думал одну единственную мысль. Потом он встал, оделся и пошел к выходу. Одолев дверь офиса, и подходя к машине, Иван остановился, т.к. не мог больше удерживать эту мысль в себе и он прокричал на весь двор, прокричал так, что обернулись прохожие:

«Я ПРИДУРОК»!