Все материалы

Я идиот! Серия рассказов о бизнесе. Рассказ первый. Почему бизнес не развивается?

Закрывая дверь офиса, в последний день уходящего года, Иван задумался:

«А зачем и для чего мои люди придут сюда в новом году? Что они захотят? Что будут делать? К чему стремиться? С каким энтузиазмом будут работать?» В голову полезли разные фамилии и лица тех, кто ушел из офиса несколько минут назад, а Иван, в голове стал разбирать каждую кандидатуру в отдельности.

Он закрыл дверь офиса, сел в машину, завел, но трогаться не торопился. Ехать ему было далеко и долго, его семья ждала его за городом в одном из домов отдыха, куда он отвез их еще вчера ночью, а под утро вернулся в бизнес.

В голове продолжали мелькать лица сотрудников, их характеристики и прогнозы на будущий год. Но что-то не складывалось в единую картину, не было целостности и полноты, были отдельные фрагменты, которые никак не хотели соединяться в единую задачу для него, для Ивана, директора стабильной компании. У каждого из сотрудников было много плюсов, но эти плюсы компенсировало такое же кол-во минусов.

«Неужели все будет, как и в прошлом году?» — думал он – «Неужели никто из них так и не захочет, снова не захочет, опять не захочет взять у меня то, что я так хочу им отдать? Ту перспективу, которую я, когда-то, вырвал из рук своего руководителя, тот успех, который так манил меня и заставлял делать все, чтобы стать хозяином своего бизнеса и быть похожим на него».

«Почему они не берут то, что им по праву принадлежит, и то, что я готов им дать? Что в них не так? Чего им не хватает?» — продолжал размышлять Иван.

А ведь прошлый год начинался точно так же. В офисе было много народа, отличные продажи, прекрасные заработки и у ребят и у него. Но этот год прошел, канул в небытие, коллектив поменялся, остались, конечно, несколько старичков, но и они проработали рядовыми «торгпредами» не так уж и долго.

Это год прошел удачно. В этом году он наконец-то купил себе квартиру, в которой сделал хороший ремонт, он съездил с семьей в Таиланд, сын пошел учиться в платную школу. Вроде бы все складывалось хорошо. Но чего-то не хватало, что-то шло не так и это настораживало Ивана, беспокоило его.

Машина наконец-то тронулась, и скрип шипов о мокрый асфальт засвидетельствовал начало его пути к празднику, семье и надвигающемуся Новому Году. На улице было сыро и противно, хотя обещали снегопад и похолодание.

Иван решил ехать не быстро, торопиться было незачем. Завтра было 31 декабря, и они семьей все еще успеют, как говориться «тише едешь – дальше будешь». Только когда он проехал по городу и выехал за его пределы, стало ясно, что со снегопадом синоптики, эти жертвы закона вероятности, на этот раз не ошиблись. Снег падал огромными хлопьями, ветер носил эти хлопья из стороны в сторону, создавая в лучах фар невероятные, фантастические млечные пути.

В сторону зоны отдыха машины шли медленным красно-пятнистым удавом, хлюпая в мокрой жиже снегогрязи. Данное обстоятельство не сильно расстраивало Ивана, т.к. он хотел подумать в одиночестве. Подумать над вопросом отсутствия развития его бизнеса, ошибок прошлых лет и, конечно же, о лучшем будущем, как бы попрощаться с уходящим годом, как со старым другом, с которым они прожили целый год.

Так прошло около получаса. Размеренное движение мысли, невнятная тревога и попытки ее осмысления. И тут впереди, метрах в ста на дороге он увидел парня, который голосовал. Парень был похож на недоделанного снеговика, которого начали делать сверху. Иван сразу представил себя на его месте и у него что-то внутри дрогнуло. Снег, ветер, сырость.

У Ивана было правило никогда не подвозить попутчиков, никогда. Но сейчас, в такую снежную метель, он решил сделать исключение и притормозить, подумав, что если его внешность или поведение не понравятся, то брать не будет.

Машина притормозила, хотя назвать это именно так было сложно, она скорее соскользила вправо. Поток машин скорее не ехал, а медленно полз вперед. Окно равномерно съезжало вниз, стряхивая с себя слой снега. В темноте зимнего вечера показалось лицо. И это лицо было ему знакомо.

На него смотрел снеговик, который был очень похож на его коллегу – Виктора. Не смотря на то, что в городе проживает более миллиона человек, именно тут умудрились встретиться два человека, посвятившие свою жизнь одной профессии, одним идеалам, одним целям и принципам, но идущие каждый по своей дороге, исключающей дорогу другого.

Они не были друзьями, скорее они были идеологическими врагами. Иван не любил Виктора за его резкость и прямоту, а так же за то, что он открыл уже 2 филиала, именно те 2 филиала, которые хотел, но не смог открыть Иван.

Дверь открылась, и в теплое чрево машины ввалился мокрый холод, принесший дискомфорт и желание скорее закрыть эту дверь. Виктор уселся на сиденье, обвил себя ремнями безопасности, достал сигарету и закурил.

Машина медленно и неуверенно вклинилась в тело удава и начался отчет времени, того времени, когда Иван мог успеть понять то, чего своими силами понять так и не смог. А помочь ему в этом, обязан был он – Виктор, директор конкурирующей фирмы. Это было каким-то знаком свыше, какой-то невероятной удачей, которую он предчувствовал, так сильно ждал, но в тоже время, не менее сильно, боялся.

Иван смотрел на красные огоньки фуры, виляющей фургоном, словно собака хвостом. Он практически не слушал Виктора, который в красках рассказывал историю своего появления в 10 км от города и был вынужден ловить попутку, а самое парадоксальное, что он ехал в дом отдыха соседний с домом отдыха Ивана и его тоже ждали жена и дети.

Этот рассказ протекал в одно ухо и вытекал из другого, минуя хоть какие-то участки мозга, ответственные за анализ и понимание. В данный момент по-другому и быть не могло, т.к. мозг Ивана был занят. Занят и полностью погружен в две вещи: слежением за хвостом грузовика и расстоянием до него, а так же тем, как начать разговор о том, что сегодня вечером стало для него параноидально важно – «почему его люди не хотят быть хозяевами своих бизнесов?».

Придумать начало разговора, которое не даст оппоненту возможности признать несостоятельность Ивана, ему никак не удавалось и, поэтому он решил спросить прямо и без каких-то глупых начал, так сказать в лоб.

— Почему мои люди не хотят расти по карьерной лестнице, не хотят перспективы?!

Это прозвучало, как мысль вслух, в то время как Виктор рассказывал о том, как он замерз стоять и вдруг увидел машину, включившую поворотник. В машине настала тишина, шум вентилятора, дующего на лобовое стекло и скрипы дворников ударили по ушам, будто кто-то включил их громкость на максимум. Вентилятор и дворники были единственными существующими в этот момент, остальное погрузилось в пустоту.

Так показалось Ивану, который ждал ответа, ждал начала того разговора, к которому он готовил себя эти несколько минут поездки после остановки. Вентилятор и дворники. Вентилятор и дворники. Ожидание ответа было нестерпимым, как внезапная головная боль. Не вытерпев этой боли и сдавшись на ее милость, не выдержав этих цикличных шумов дворников и вентилятора, усиливающих эту боль, он повторил:

— Почему мои люди не хотят сами вести бизнес, не хотят перспективы?!

— Да потому, что ты придурок — сказал Виктор и засмеялся. Потому, что только придурки думают, что веселье — это успех, что дружба — это бизнес, что понимание проблем всех вокруг — это отношения, что квартира и машина — это перспектива, что твое отношение к жизни — это всемирный постулат, усвоенный всеми с молоком матери. Ты придурок, играющий в бизнес, но не понимающий что это такое.

Иван чуть было не нажал на тормоз, он готов был услышать все, что угодно, но только не это, ОН один из лучших по продажам, ОН встречаемый и узнаваемый самым высоким руководством поставщиков и неоднократно восхваляемый ими и приводимый ими в пример другим.

ОН, бывший детдомовский никому не нужный мальчик, а теперь успешный бизнесмен – придурок, играющий в бизнес и не понимающий этого бизнеса? Его мозг не мог вместить в себя эту информацию, точно так же, как нельзя в детской головоломке кубик засунуть в круглое отверстие, как ни старайся, но это невозможно.

Слова Виктора были тем самым кубиком, они как бы повисли в воздухе, не имея возможности быть пропущенными в аналитическую часть мозга Ивана. Был всего один способ засунуть кубик в детскую игрушку, это найти квадратное отверстие, куда он входил без проблем.

Давление проблемы «НЕРАЗВИТИЯ БИЗНЕСА» сегодня было сильнее обид и злости, уже на выходе из офиса это давление превышало все мыслимые пределы и клапаны сорвало. Вот почему он не мог думать ни о чем другом, вот почему даже встреча нового года в кругу жены и 2х летней дочки сейчас не имела никакого значения, вот почему на тормоз он не нажал.

Обида и злость как две маленькие шавки, нервно порыкивая своими писклявыми рыками, спрятались в каких-то уголках сознания, будучи испуганы той силой, которая нависла над ними – силой проблемы «НЕРАЗВИТИЯ БИЗНЕСА».

Иван глубоко вздохнул, сжал челюсти до скрипа в зубах, мускулы его лица стали каменными. Он почувствовал, как крошиться пломба, недавно вставленная ему в старую любимую дырку нижнего зуба. Выдох. Расслабление. Вдох, выдох.

— Допустим это так — выдавил Иван из себя, делая вид, что всматривается в красные глаза хвоста фуры. И поняв, что небо не упало на землю, а его машина не взорвалась от таких слов, продолжил: — И что делать?

— В том-то и дело, что делать надо практически то же самое, что и ты, только делать это надо с другим пониманием того, что ты хочешь достичь и с другим пониманием того, КАК это надо делать — ответил Виктор.

— Не понял — сказал Иван и хотел продолжить уточнения, но тут зазвонил телефон. Звонила жена, хотела узнать, где он и как дорога, просила что-то купить для ребенка в магазинчике по пути и хотела дальше что-то сказать, но Иван прервал ее монолог и, сказав, что дорога трудная и все купит. Положил трубку.

— Не понял – повторил он Виктору – Как понять ДРУГОЕ ПОНИМАНИЕ и ДРУГОЕ КАК ДЕЛАТЬ?

— Все просто, очень просто — продолжал Виктор – Вот аллегория. И ты, и я готовим плов, процесс одинаковый, ингредиенты, которые мы покупаем в одном магазине, тоже одинаковые, но ты делаешь его для СЕБЯ и своей семьи, а я на продажу ДРУГИМ. Вот и вся разница.

Помолчав секунду, Виктор продолжил: — Ты делаешь упор на то, что нравиться тебе и тебя не интересуют затраты и время, а я делаю, чтобы покупали и мне не безразличны те самые время и затраты, от этого зависит мой доход, а у тебя от этого зависит только твое личное удовольствие и наслаждение. Что для меня вторично, ты ставишь на первый план.

Иван хотел было возразить или даже поспорить, но тут он увидел указатель на поворот. До дома отдыха оставалось 2 км, а еще в магазинчик для дочки купить творожков и печенья. И поэтому вместо того, чтобы спорить он сказал: — Интересная мысль, я ее обдумаю, но я не ПРИДУРОК!

Иван сказал это, почти смеясь, но уже понимая, что это не так. Было, что-то в этой аллегории, что-то, что заставило его мозг из круга сделать квадрат и впустить эту ненавистную ему мысль. А вот что делать с этим дальше он не знал, она как масло в воде всплыла вверх и покрыла непроницаемой пленкой все остальное.

После захода в магазин, доехав до развилки в соседние дома отдыха, Виктор вышел из машины, но вдруг повернулся, опять открыл дверь и, положив свой портфель на сиденье, открыл его. Достав оттуда бархатный футлярчик, он вручил его Ивану.

— Спасибо, что выручил, с Новым Годом! Не серчай на меня, я наверно переборщил с «придурком», замерзший был как собака и злой, вот и вырвалось. Давай звони если что.

Дверь закрылась, и оттаявший снеговик пошел покрываться слоем белых и мокро-холодных хлопьев, немного сутулясь от ветра. Машина тронулась. Бархатная коробочка осталась на сидении.

«А ведь я даже не сказал в ответ с Новым годом» — подумал Иван. Масляная пленка загруза решила сжалиться над Иваном и разрешила остальным мыслям заполнить свои владения.

«Новый год все-таки, пора отвлечься от работы» — так он думал припарковывая машину и, поднимаясь на второй этаж, где его ждал праздник. Открывая дверь в номер, перед тем как натянуть улыбку до ушей и начать быть счастливым отцом семейства, он тихи тихо сказал сам себе:

— Я придурок!